• 04 ОКТ 15
    Почему «медитация» мозг человека сделала «инвалидом»

    Почему «медитация» мозг человека сделала «инвалидом»

    Смысловой перевод таких понятий как Дхиана, Чань, Дзен термином «медитация» не то что неуместен, он просто опасен: он умы людей сбивает с толку, вводит в заблуждение и делает это уже пару сотен лет.

    И два столетия с самого начала сбитые с толку умы, уже на свой лад, объясняли термины Дхиана, Чань, Дзен.

    Подмена понятий произошла, потому что в европейской традиционной культуре тысячи лет отсутствовал технический аналог Дхианы-Чань-Дзен. Все это и подменили неудачным термином «медитация». И уже через этот термин «медитация» стали объяснять то, чем сами никогда не владели.

    Прародители этого термина никогда не владели ни Дхианой, ни Чань, ни Дзен, и даже близко не были специалистами в этих областях. Сначала ввели слово «медитация» — хоть какой-то аналог, «на безрыбье и рак рыба», а потом включился цивилизационный снобизм: мы продвинутая раса, мы продвинутая цивилизация, мы продвинутая нация. Так и было, и это историческая колониальная правда.

    Та ментальная травма, которая, в итоге, нанесена умам людей, уже современных, не поддается нормальному разъяснению… Говоря откровенно, прямо, «мозг сделали ментальным инвалидом», а потом ментальному инвалиду объясняют, что такая инвалидность есть цивилизационное здоровье.

    Более-менее близкий, относительно адекватный термин для перевода технических терминов, понятий «Дхиана», «Чань», «Дзен» — «созерцание».

    Как таковых практик Созерцания в Европе не существовало, но люди молились, и молитвенность сосредотачивала мысль. И «эффект созерцания» становился возможным, потому что люди с детства, заходя в храмы, попадали под воздействие самого здания, его архитектуры, его внутреннего убранства, размеренности молитвенных чтений, в окружении икон, от радостных до наказующих… — так с самого детства ум человека находится под впечатлением.

    Когда такое впечатление продолжается тысячу лет, оно становится неотъемлемой частью архаики.

    К примеру, в природе, если взять птиц с одного острова и перевезти на другой, или животных с одного острова перевести на другой, они попадают в новую пищевую цепь, и их внешний облик будет меняться — клювики, крылышки, коготки и прочее. Так в природе впечатления у животных создают свою архаику.

    Храмы — это аналог природы, это «остров на материке». Только он не животный, а духовный. Но принцип один и тот же — глубинное воздействие на впечатление; создание образного ряда, с самого детства, — что можно и чего нельзя, где будешь радоваться и за что будешь наказан.

    Эффект созерцания через молитвенное погружение в такой среде становится возможным, но как исключение, и такое исключение не является техникой созерцания.

    Созерцание — хотя бы смысл слова понятен и более-менее соответствует восточным понятийным смыслам. Повторюсь: молитвенное погружение не является исследовательской практикой. Согласитесь: молитвенным погружением Семинебесье не постигается, не постигается, каким образом двигается энергия по каналам, и так далее. То есть это не научная практика — не исследовательская, не мистическая наука.

    А вот Дхиана, Чань, Дзен — это внутренняя наука, где точно так же, как и в современной науке, были свои гении, таланты и разнообразные «пониматели».

    Итого, понятие Созерцание частично отвечает восточной мистической погруженности, в которой множество разнообразных школ, систем, практик, и все это — мистическая наука. Хотя околомистического мусора на Востоке хватает.

    Эта наука отличается от современной «университетской» науки, но и то наука, и это наука, только наши эту науку исключили из жизни, лишили ее права. Что там науку надо от мракобесия отличать, что здесь они тоже смешаны — их тоже нужно различать.

    Термин «транс» адекватно соответствует Дхиане, Чань, Дзен. Но, к сожалению, культурный код европейской цивилизации, ее история, не могли допустить развитие мистического транса как учения, как практики.

     

    За такое учение сожгли бы, наверное, не только человека, а всю деревню, в которой он проживал. А если бы такой человек проживал в городе, так и город сожгли бы дотла. А если бы этого не сделали свои, то окружающие государства объявили бы этому государству войну за такое мистическое дзен-учение.

    Что из всего этого, в итоге, получилось?

    Сегодня Запад смотрит на Восток, ищет там то, что похоронили у себя предки, как минимум, полторы тысячи лет назад. И после такой тысячелетней чистки языческой науки, от ее античной философии опустились до чревовещателей, тарелковращений, бесов и прочей чертовщины.

    Потому сегодня пассионарная изначально молодежь, интеллигенты, интеллектуалы ищут на Востоке, в другом культурном коде. Ищут себя. Пытаются в другой архаике, с ее другой психической реальностью, найти то, с чем не связаны (нет корней).

    Ваши корни — ваши предки — находятся здесь, а не там. Войти в восточное течение — это значит сменить архаичный код. Для этого потребуется, как минимум, лет пятьсот — храмы, изображения и все остальное, что сопровождает человека с детства, чтобы с детства создать в ребенке архаические впечатления.

    Это значит создать остров на материке. Смотри выше, что это значит.

    * * *

    Взамен учения о трансе Запад породил Фрейда, Юнга и других. Эти талантливые люди — как все современные ученые — являются наблюдателями со стороны, снаружи. Таков современный научный подход.

    А транс как погружение в созерцание — это научный инструмент для мистических исследователей внутреннего пространства. Людей с такой научной духовной способностью — их просто вырезали.

    Это не значит, что никого не осталось, но их очень мало. И им еще надо разобраться во всем, пройти через архаику — это идти через чистилище, это идти через ад, вот что это значит.

    Я не думаю, что сегодня найдутся такие мистики на Западе: чтобы проявился хотя бы один, людей с такой предрасположенностью должны быть миллионы.

    Повторяю: людей с мистической научной духовой способностью… — как будто чья-то злобно-волосатая когтистая лапа занималась генетической чисткой и выводила под себя нужный ей, контролируемый, управляемый психотип.

    Чтобы сомнений не возникало — см. темное Средневековье, оно так и называлось: Темное. С темной, когтистой, волосатой рукой. Любое инакомыслие эта лапа рвала, жгла, топила, замучивала, истязала.

    И на таком фоне сверхмасштабного стокгольмского синдрома была создана система «бойся, трясись, целуй руку и будь счастлив, что допустили приложиться к волосатой руке». Так и было.

    Подумайте, на какое время была заторможена человеческая цивилизация во внутренней науке — на сотни лет, на тысячи, на десятки тысяч— на сколько? А потом представьте себе, где было бы человечество и какой была бы современная европейская цивилизация, если бы не было такой остановки.

    Европа все-таки стала двигателем — у нее было техно-развитие, социальное, еще какое-то… И вот то, что Европа сегодня лезет на Восток, — она ищет и в этом прорыва, не понимая, стремится к этому, бессознательно. Это не просто экспансия, это глубже. Это та динамика, которая в ней уже создана: в одном рывок, в другом рывок, в третьем — и сегодня, устремляясь на Восток, она хочет сделать рывок и в этом. Потому что сама эта цивилизация психологически амбициозна, как спортсмен.

    Лучшая сторона этой истории — выведенный, селекционированный европейский психотип способен безболезненно сделать эволюционный видовой шаг, не затрагивая архаику (какая есть, такая есть). Поздравляю вас всех: волосатая, когтистая неэволюционная рука промахнулась — создала все условия для следующего эволюционного видового шага.

    А двигаться в восточном варианте, через мистическое погружение, — это значит европейскому психотипу надо рядом собой посадить и Фрейда, и Юнга, и других. Потому что это смешение архаик: из своих страхов не вылез — в другие залез. Молодец.

    Еще раз: так случилось, что европейцы — их психика, их интеллект, их современное образование сделали их самыми подготовленными к следующему эволюционному и именно видовому сознательному переходу. Они подготовлены намного, намного лучше, чем люди с Востока, где своя архаика и культурный код, которые еще долго будут массы на месте держать.

    Хотя возможно все: информационный мир быстро меняется, и люди так быстро соображают… Может случиться так, что на Востоке сообразят быстрее, чем в Европе.

    Термины «пространственно-мобилизационное внимание», «объектно-мобилизационное внимание» — это не созерцание, это и не Дхиана, и не Чань, и не Дзен. Но и Дхиана, и Чань, и Дзен, как и Созерцание, свое начало берут из природы — «мобилизационное триединство» является свойством всей живой природы, в том числе, и человека.

     (с) Мастер ХОРА, из новой книги «ХОРА. Троица Природы»

Поделиться: